16 января 2015

«Я хочу сменить режим в России, но я не хочу революции»

Интервью телеканалу CNN


Оригинал: Khodorkovsky: ‘I do want regime change in Russia,’ but not a revolution, 16.01.2015
Перевод: RT, 16.01.2015

Кристиан Аманпур: После хладнокровного убийства журналистов во Франции по всему миру усилилось давление на журналистскую и политическую оппозицию. Например, в России активист и блогер Алексей Навальный снова был задержан властями.

Спустя год после освобождения из тюрьмы бывший нефтяной магнат Михаил Ходорковский теперь в нашей студии. Он расскажет нам, как российские демократы могли бы совместными усилиями победить президента Путина на следующих выборах.

С нами Михаил Ходорковский. Я рада вновь вас приветствовать на нашей программе.


Михаил Ходорковский: Очень рад тоже вас видеть опять.

Итак, в прошлом году, когда вы только вышли из тюрьмы, одним из условий освобождения, подписанного Владимиром Путиным, как вы мне сказали, было то, что вы больше не будете заниматься политикой. Вы это заявляли Путину. А теперь вы передумали?

Ну, это не совсем так. Я не давал обязательств не заниматься политикой. Я действительно написал Путину, что до августа я буду заниматься своей семьей. К моему глубокому сожалению, в августе моя мама умерла, и теперь я строю жизнь сам.

Но вы ведь хотите создать ему проблемы, не так ли? Хотите чуть ли не еще одну революцию в России, хотите смены режима. Правда ли это?

Несомненно, я хочу изменить режим в России. Моя страна не заслуживает новой эры авторитаризма, но в то же время я не хочу революции.

Как вы планируете достучаться до этих людей? Вы долгое время были далеки от России, насколько вы им нужны сейчас?

Современные средства связи позволяют мне принимать достаточно активное участие в общественной жизни моей страны. У меня нет ни одного дня, когда бы я не встречался с кем-нибудь из России, когда бы я не общался с ними или лично, или посредством видеоконференций. За четыре месяца более миллиона человек приняли участие в тех мероприятиях, которые мы проводили.

Вы как-нибудь взаимодействуете с Алексеем Навальным? Даже несмотря на ваши планы стать достойной альтернативой президенту Путину, можно сказать, что на данный момент таким человеком является именно он.

Ну, конечно, мы взаимодействуем с командой Алексея, мы опосредованно взаимодействуем и с самим Алексеем. Я считаю, очень важно поддерживать его сейчас… Думаю, поддерживать братьев Навальных сейчас очень и очень важно, в том числе и в России, и на Западе.

Крым, Восточная Украина, обвал цен на нефть, рубль в опасном положении, проблемы с экономикой – что Путин делает?

Невозможно понять. Мы вступаем просто в какую-то совершенно другую эру развития России. Невозможно ее понять, если мы не принимаем во внимание одну проблему.

Рейтинг Путина начал падать. 15 лет – это типичный политический цикл в России. Путин начинает терять рейтинг, в основном за счет того, что его окружение беспредельно ворует. Именно поэтому, я в этом совершенно уверен, и было принято решение об аннексии Крыма – для того, чтобы отвлечь внимание. Надо признать, что это ему удалось.

Какие шансы есть у вас или у кого-либо еще из оппозиции? Путин показал за последние несколько лет, что он может подавить оппозицию, подавить СМИ, любые проявления несогласия.

Он действительно сейчас считает, что у него нет никаких проблем внутри страны. Но мы не хотим жить в изоляции. Российские граждане абсолютно не хотят отгораживаться стеной от остального мира. Однако именно в этом направлении двигается президент Путин.

Российские граждане – активная часть российских граждан – совершенно не хотят жить за счет нефти. Они хотят развивать технологии, принимать участие в научных прорывах, для которых необходимо взаимодействие с миром. Понятно, что политика Путина на всем этом ставит жирный крест. А российские граждане хотят дружить с иностранными соседями. И, конечно, в какой-то момент этот формирующийся нарыв лопнет. И хочется надеяться, что тогда Путин и его окружение примут сбалансированное решение, что пора уйти. При этом не будет никакой стрельбы. Я очень надеюсь, что такое решение однажды будет принято.

Вы так говорите, как будто предлагаете Путину гарантию безопасного выезда из страны.

Если бы у меня была такая возможность, я бы сделал все, чтобы смена режима произошла предельно мягко. Потому что я считаю, что не стоит тратить человеческие жизни на, в общем-то, нормальную процедуру смены политической власти в стране. Мы прекрасно понимаем, что в какой-то момент ситуация может взорваться и никто не может дать никаких гарантий, просто физически не может.

Вы были бизнесменом, крупнейшим нефтяным магнатом постсоветской России. Какое влияние текущие цены на нефть и падение рубля оказывают на Россию, и считаете ли вы, что президент Путин на самом деле просчитался? Что он не осознавал, что его авантюрная политика в Крыму и на Украине приведет к сложившейся ситуации?

Путин, на мой взгляд, был убежден, что ему удастся сломить Запад. И тот факт, что, несмотря на все противоречия, которые мы видим в коалиции, она действует сообща, для него, я думаю, стал большой неожиданностью.

Несомненно, падение цен на нефть, умноженное на последствия санкций, на сегодняшний день поставило режим в очень непривычную ситуацию. Она всегда будет создавать у Путина психологический дискомфорт. И он уже не может гасить проблемы, которые возникают, просто заливая их деньгами.

Что мотивирует Михаила Ходорковского сейчас?

Две вещи, если честно говорить. Поставить их можно в разном порядке. Амбиции и чувство долга. И то, и другое присутствует, несомненно.

Амбиции я могу с трудом, но засунуть в карман. Это будет нелегко, но я готов ими поступиться, если по какой-то причине для того, чтобы добиться успеха, нужно будет, чтоб, например, Алексей Навальный, Алексей Кудрин или Михаил Касьянов были на первом плане. Я не скажу, что я буду счастлив, но для меня это вполне приемлемо.



Не думаете ли вы, что Путин, после Крыма и восточной Украины, попробует пойти еще дальше?

У режима, который создал Путин, есть одна органическая проблема. Он не может менеджировать несколько кризисов одновременно. Он может справляться с одним кризисом практически любой мощности, поскольку у него в руках значительная часть российского потенциала. Когда кризисов становится два, а сейчас их два - Украина и внутренние проблемы с экономикой - он начинает проваливаться. Вы, может быть, заметили, что произошло с курсом рубля. Он в какой-то момент провалился. И по простой причине. Для того, чтобы задействовать резервы Центрального банка, нужна была личная команда Путина. А председатель Центрального банка не могла связаться с Путиным, потому что Путин был занят другими проблемами. И на сутки курс провалился. Потом его вытащили, но для страны это был шок. А когда кризисов становится три... Ну, председатель центрального банка - это не очень высоко, а Путин - это очень высоко. Вот эта стыковка, ну, я не знаю, часов 12 она шла. Это достаточное время, чтобы биржа успела провалиться. А всего-то надо было дать разрешение использовать резервы Центрального банка. Разрешение дали, их использовали, и курс вернулся, конечно, не назад, но во всяком случае не к минимальной позиции. Потому что он падал до ста рублей за евро. Когда будет третий кризис, система вообще не сможет управляться. Если их будет пять или больше... Будет ли новый кризис отдельно от Украины? Я думаю, что если Путин не решит проблему с Украиной, нового кризиса он создавать не будет. А вот будет ли он двигаться в Украине, например, в Херсонскую область? Это возможно.

События в Крыму произошли слишком рано. Ему будет нужен рейтинг к 2018 году. Ему нужно что-то дать людям, потому что с экономикой все хорошо не будет. Наша задача - создавать для него новые кризисы. Они могут быть небольшими, но они должны быть постоянно.
Комментировать (343)
Последние новости