16 января 2015

Россия и перспективы европейской безопасности

Речь Михаила Ходорковского на Вильнюсском форуме интеллектуалов


1. События последнего года показывают, что Европа вплотную приблизилась к зоне турбулентности. В числе прочего, украинский кризис стал новой константой европейской политики. Он не завершится завтра, поэтому психологически надо быть готовыми к тому, чтобы использовать инструменты и решения «длительного действия», рассчитанные не на один год и, может быть, даже не на одно десятилетие.

2. Европа длительное время игнорировала тревожные сигналы о нарушении прав человека в России, о разрушении судебной системы, о деградации демократии, полагая, что это «мелочи», которые не должны влиять на «большую политику». Но теперь, когда Украина заполыхала, Европа встрепенулась и обнаружила, что ей нужно научиться сосуществовать с агрессивным режимом, который враждебен базовым европейским ценностям.

3. Пока единственным международным инструментом сдерживания агрессии Кремля являются экономические санкции. Эти санкции были приняты как чрезвычайная мера при чрезвычайных обстоятельствах, когда речь шла о предотвращении крупномасштабной войны в Европе. Сегодня, оглядываясь назад, мы можем сказать, что санкции сыграли свою позитивную роль, но долгосрочный эффект в их нынешней форме выглядит спорным.

4. Санкции существенно сузили экономические возможности Путина. Но, главное даже не в этом, – они продемонстрировали единство и решимость Запада, которую в Кремле не предвидели. Путина остановили не экономические трудности как таковые, а невозможность просчитать, как далеко готов Запад зайти в своей поддержке Украины. Неизвестность и неопределенность всегда пугают больше, чем реальные угрозы.

5. Но одновременно санкции способствовали консолидации элиты и российского общества вокруг режима (что всегда происходит, когда возникает образ «внешнего врага»). Тем самым, они, сузив его экономические возможности, расширили возможности политические, дали тот уровень поддержки, на который он при других условиях рассчитывать не мог. Это политическая подушка безопасности, как ни странно, сама по себе является фактором, способным спровоцировать новый всплеск агрессии.

6. Одновременно санкции вызывают серьезное недовольство в экономических и политических кругах самой Европы. Мы видим, что популярность Путина среди крайне правых партий Европы (да, отчасти, и среди левых) растет. Европейские сторонники Путина, о которых не стоит забывать, будут стремиться подорвать единство Европы, исподволь формируя «толерантное» отношение к путинскому режиму. Не сомневаюсь, что знаменитые путинские коррупционные практики найдут здесь самое широкое применение.

7. Все это, рано или поздно, приведет к коррозии санкционной политики и существенному снижению ее действенности. В ней то в одном, то в другом месте начнут образовываться бреши, и общий эффект от санкций будет смазан. Именно поэтому уже сейчас надо задумываться о новой стратегии, рассчитанной на перспективу.

8. Это вовсе не значит, что Европа должна капитулировать перед путинским режимом, «забыть и простить» украинскую военную авантюру и откровенный политический шантаж. Просто нужно искать более эффективные, более избирательные, рассчитанные на длительное применение меры воздействия, обратный эффект от которых в перспективе не будет перевешивать их конструктивное влияние. Европа должна задуматься как подавить экспансию коррупционных и реваншистских сил в России, не способствуя сплочению нации вокруг них. Хороший пример здесь «закон Магнитского».

9. Не устану повторять – надо различать меры, предпринимаемые против путинского режима, и меры, предпринимаемые против России и российской экономики в целом. Полагаю, что от вторых надо со временем избавляться, замещая их адресными санкциями против «верных путинцев» и тех, на кого они опираются, прежде всего, экономически, против силовиков, которые превратили всю Россию в «тюремную зону», против криминала, который, как мы убедились, зачастую становится инструментом агрессии.

10. Не надо помогать создавать для Путина и его друзей внутри России образ мученика и борца за спасение «русского мира». Наоборот, Европа должна показать, что наглое, беспредельное и незаконное обогащение является единственной реальной целью этих людей, что под прикрытием разговоров о величии России они грабят свою страну, разрушают ее международный авторитет, лишая будущие поколения перспективы.

11. Европе есть что сказать по этому поводу, но она стыдливо молчит. Оказалось, что гораздо легче принять секторальные санкции, чем открыто рассказать какими благами на Западе пользуются деятели режима, кто выступает на их стороне и почему.

12. Режим не висит в воздухе, он активно поддерживается людьми, которые научились извлекать немалую выгоду из его существования. Это и бюрократы, проросшие в бизнес, и капитаны бизнеса, сросшиеся с бюрократией и ставшие фактически доверительными управляющими принадлежащих режиму активов. Это и «силовики», реализующие террор, и пропагандисты, его оправдывающие. Все они служат режиму небескорыстно. Все они вместе скупают, запугивают и обманывают российский народ, превращая его в послушное орудие манипуляции. Вот против этих людей, а не против и так пострадавшего от них российского народа и должно быть направлено воздействие.

13. Зачастую, для воздействия на путинский режим не нужны какие-то экстраординарные меры. Нужно лишь вдумчивое и системное применение существующих законов, целью которых является борьба с экспортом коррупции и отмыванием денег. Но выясняется, что простое и является как раз самым сложным. В то время, как простому честному российскому предпринимателю невозможно и вздохнуть в Европе свободно – так зарегулированы все простейшие процедуры – высокопоставленные бандиты и казнокрады проходят сквозь все существующие ограничения как нож сквозь масло.

14. Я понимаю, что это непростая задача и неординарная к тому же. Европа, уверен, не сталкивалась еще с таким масштабным экспортом коррупции, к тому же координируемым на государственном уровне. Нет готовых решений и механизмов борьбы. Однако есть одно испытанное средство.

15. Информация о том, чем владеют или владели российские элиты на Западе, куда и откуда идут финансовые потоки из России, с кем и о чем договаривается окружение Путина, должна быть открытой. Россия должна знать своих «героев», а Европа – своих и чужих.

16. Выстраивание системы сдерживания одного из самых мощных коррумпированных режимов мира – это непростая задача.

Но только сдерживания недостаточно. Проевропейски настроенная часть российского общества должна понимать, что ее часто самоотверженные усилия не остаются незамеченными. Задача «вовлечения» должна продолжать решаться, но только не в отношении кремлевского режима, а в отношении российского общества. Причем абсолютно практически: в вопросах визовой политики, поддержки средств массовых коммуникации и т.д.

Задачи непростые, но их надо решить, не столько в интересах России или Украины, сколько в интересах самой Европы.

Читайте также:
Пять вопросов и ответов

Полемика Михаила Ходорковского с Андреем Илларионовым на вильнюсском форуме
Комментировать (158)
Последние новости