Биография Михаила Ходорковского

Детство Еврейство, комсомол и первый серьезный бизнес-проект МЕНАТЕП ЮКОС Конфликт с Владимиром Путиным и первое дело ЮКОСа Первые годы в тюрьме Второе дело ЮКОСа Освобождение Первый год на свободе

Второе дело ЮКОСа

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в Хамовническом суде Москвы, октябрь 2010 года. Фото © Татьяна Макеева / khodorkovsky.ru
Михаил Ходорковский и Платон Лебедев в Хамовническом суде Москвы, октябрь 2010 года. Фото © Татьяна Макеева / khodorkovsky.ru
В декабре 2006 года Ходорковского и Лебедева этапировали в Читу. Там в СИЗО им предъявили новые обвинения — в хищениях и легализации денежных средств через нефтяные компании «Фаргойл» и «Ратибор». Позже формулировка обвинения была изменена на «хищение путем присвоения» почти 350 миллионов тонн нефти и «легализацию денежных средств в особо крупном размере». Фигуранты назвали предъявленные им обвинения абсурдными. По словам бизнесменов, получилось, что их обвинили в хищении и легализации всей нефти, когда-либо добытой ЮКОСом.
«В полученном мной постановлении о привлечении в качестве обвиняемого следствие повторило абсурд о хищении мной всей нефти ЮКОСа за шесть лет деятельности. Считаю, это свидетельствует о полном неверии правоохранительных органов в успех работы по созданию независимой судебной системы. То, что следствие называет «легализацией», — это отдельные примеры большого количества обычных сделок размещения средств вертикально интегрированной нефтяной компании ЮКОС казначейством компании на российском и международном финансовом рынке».
Ходорковский пояснил, что все сведения, интересующие следователей, относятся к обычной хозяйственной отчетности, которая отражена в финансовых документах ЮКОСа и дочерних предприятий компании. «Если следствие, вопреки моим ожиданиям, не станет нарушать закон, а соберет и приобщит к делу указанные мной документы, то я готов дать по ним необходимые пояснения. До этого момента больше ничего пояснять не желаю», — заявил он.

В июле 2008 года адвокаты Ходорковского подали в Ингодинский районный суд Читы ходатайство об условно-досрочном освобождении. В своих комментариях защитники ссылались на заявления нового президента России Дмитрия Медведева о курсе на обеспечение реальной независимости суда. Однако суд отклонил ходатайство об УДО, а администрация читинского СИЗО, дав в целом положительную характеристику Ходорковскому, отметила, что он «не встал на путь исправления, потому что не раскаялся в содеянном».

В феврале 2009 года Ходорковский и Лебедев были этапированы в Москву, где 31 марта начались слушания по второму делу ЮКОСа. На этом процессе, который продлился до декабря 2010-го, выступили в том числе и высокопоставленные чиновники — глава Сбербанка Герман Греф и министр промышленности и торговли Виктор Христенко. Оба они заявили о том, что обо всех операциях ЮКОСа было известно правительству, а сами действия компании осуществлялись в рамках закона. Защита Ходорковского также подавала прошение о вызове на процесс премьер-министра РФ Владимира Путина, однако суд назвал просьбу «преждевременной».

В своем последнем слове Ходорковский пожелал судье Данилкину мужества и попросил его вынести независимое решение.


Последнее слово Михаила Ходорковского в Хамовническом суде, 2 ноября 2010 года
«Я горжусь тем, что среди тысяч сотрудников ЮКОСа за 7 лет гонений не нашлось тех, кто согласился бы стать лжесвидетелем, продать душу и совесть. Десятки человек испытали на себе угрозы, были оторваны от родных и близких, брошены в застенки. Некоторых пытали. Но, теряя здоровье и годы жизни, люди сохранили то, что сочли для себя главным, — человеческое достоинство. Те, кто начинал это позорное дело, — Бирюков, Каримов и другие, — тогда презрительно называли нас "коммерсантами", считали быдлом, готовым на всё, чтобы защитить свое благополучие, избежать тюрьмы. Прошли годы. Кто оказался быдлом? Кто ради денег и из трусости перед начальством врал, пытал, брал заложников? И это они называли "государевым делом"! Мне стыдно за свое государство».
27 декабря 2010 года Хамовнический суд признал Ходорковского и Лебедева виновными в хищениях нефти и легализации средств, полученных преступным путем и приговорил их 14 годам лишения свободы по обоим делам. Позже пресс-атташе Хамовнического суда Наталья Васильева рассказала журналистам, что приговор Ходорковскому и Лебедеву был составлен не судьей Виктором Данилкиным, а более высокими инстанциями, однако сам Данилкин это утверждение опроверг. Ходорковский же написал открытое письмо президенту Медведеву, в котором призвал «обеспечить независимость суда, а не просто ее декларировать».

Позже Медведев одобрил проведение независимой экспертизы по второму делу ЮКОСа, которая осуществлялась под эгидой президентского Совета по правам человека. В ней участвовали известные экономисты и правоведы из России и из-за рубежа. Эксперты пришли к выводу, что в ходе судебного разбирательства были допущены серьезные нарушения, на основании которых приговор Ходорковскому следует пересмотреть.

После того, как в 2012 году Медведева на президентском посту сменил Путин, в отношении экспертов по делу ЮКОСа было начало расследование — их обвинили в предвзятой оценке и получении денег от бывших акционеров ЮКОСа. В результате гонений на экспертов из России в 2013 году был вынужден уехать самый авторитетный экономист страны — бывший ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев. В СМИ появились слухи о «третьем деле ЮКОСа», однако до суда оно не дошло.
Предыдущая глава Следующая глава