Биография Михаила Ходорковского

Детство Еврейство, комсомол и первый серьезный бизнес-проект МЕНАТЕП ЮКОС Конфликт с Владимиром Путиным и первое дело ЮКОСа Первые годы в тюрьме Второе дело ЮКОСа Освобождение Первый год на свободе

Освобождение

Михаил Ходорковский на первой пресс-конференции после освобождения. Берлин, 22 декабря 2013 года. Скриншот YouTube
Михаил Ходорковский на первой пресс-конференции после освобождения. Берлин, 22 декабря 2013 года. Скриншот YouTube
19 декабря 2013 года Владимир Путин проводил традиционную пресс-конференцию, отвечая на вопросы журналистов со всей России. После окончания официальной части мероприятия, на котором ничего важного не прозвучало, Путин внезапно для собравшихся рассказал о том, что намерен помиловать экс-главу ЮКОСа. Президент заявил, что Ходорковский провел в заключении более 10 лет, назвав это «серьезным наказанием», а также добавил, что помилования МБХ попросил в связи с болезнью матери.
«Мои адвокаты мне передали, что решение о помиловании может быть принято. И что признания вины как условия освобождения — передо мной не ставят. Это была ключевая проблема начиная с медведевских времен. Еще Медведев сказал, что готов помиловать, но при этом Путин или кто-то от Путина тут же сказал, что для этого необходимо признание вины. Для меня написать прошение о помиловании было абсолютно не критично. Суд по второму делу был постановочным, и все это прекрасно понимали. В ответ на одну липовую бумажку написать другую липовую бумажку — никакого морального дискомфорта я бы от этого не испытывал. Мы обмениваемся с властью липовыми бумажками, и власть это понимает, и я это понимаю. И они понимают, что я понимаю, и я понимаю, что они понимают. В общем, здесь полная прозрачность у нас. И в этой липовой бумажке была только одна не липовая проблема (имея в виду времена Медведева) — признание вины. Потому что, как только я пишу, что признаю вину, куча уважаемых мною людей попадают в очень тяжелую ситуацию, фактически любой человек, ранее работавший в ЮКОСе, становится уязвимым. Как у нас рисуют "организованную группу", объяснять не надо. Поэтому этот вопрос мною не обсуждался. В липовой бумажке был бы готов написать что угодно, хоть про космические корабли, которые бороздят просторы Вселенной. Но признание вины имело бы вполне конкретные последствия для очень широкого круга людей, которых мне подставлять никак не возможно. В этот раз мне сказали: не надо писать признание вины».
Из интервью The New Times, 22 декабря 2013 года
Первое фото после освобождения. Михаил Ходорковский и Ганс-Дитрих Геншер. 20 декабря 2013 года. Аэропорт Берлин-Шёнефельд
Михаил Ходорковский в окружении фоторепортеров на пресс-конференции в Берлине. 22 декабря 2013 года. Фото © Hans-Jurgen Burkard / Stern
Михаил Ходорковский дает интервью журналу The New Times. Берлин, гостиница «Адлон», 21 декабря 2013 года

На следующий день стало известно об освобождении Ходорковского, который сразу покинул Россию и отправился в Берлин, где вскоре встретился с родителями. При этом на момент освобождения все родственники МБХ находились в Москве. Позже Ходорковский рассказал журналистам, что понимал неизбежность отъезда из России.
«Так я оказался здесь, в Берлине, а они — родители, жена, дети — в Москве. Но вариантов не было. Наша власть честно может говорить, что они меня не высылали, а что я об этом просил. А зная наши реалии, мы абсолютно точно можем понимать, что меня из страны попросили. В нынешней ситуации я, все понимая, на это пошел».
Из интервью The New Times, 22 декабря 2013 года
Позже Ходорковский выразил готовность вернуться на родину, если ему будет гарантирована возможность выезда за рубеж. Главной причиной для этого Ходорковский назвал состояние здоровья матери, которая лечилась в Германии. 3 августа 2014 года Марина Филипповна Ходорковская скончалась после продолжительной болезни. Однако на ее похороны, которые прошли в подмосковном Кораллово, Ходорковский приехать не смог из-за угрозы нового задержания, обусловленной финансовыми претензиями со стороны российских властей.
Предыдущая глава Следующая глава