12 сентября 2016

«Между 2018 и 2024 годами режиму придется тяжко»

Интервью «Дождю» о предвыборном проекте «Вместо Путина»


12 сентября Открытая Россия объявила о начале процедуры отбора единого оппозиционного кандидата, который при поддержке Михаила Ходорковского составит конкуренцию Владимиру Путину на выборах президента в 2018 году. В понедельник открылся сайт «Вместо Путина», на котором можно проголосовать за выдвинутых экспертами кандидатов или предложить собственного претендента в президенты.

Инициатива Ходорковского не осталась незамеченной в Кремле. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что проект «Вместо Путина» делается людьми, которые «безвозвратно оторваны от России». В ответ на это в интервью «Дождю» Михаил Ходорковский заявил, что безвозвратно от России оторван сам Кремль. Глава Открытой России также пояснил телеканалу, почему надо участвовать в выборах и когда Россию ждут политические изменения.


Михаил Ходорковский: Я не планирую баллотироваться в 2018 году. Я планирую поддерживать молодых политиков, которые захотят участвовать в этих квази-выборах. Это важно для того, чтобы предъявить обществу альтернативу. Чтобы общество увидело, что на самом деле кроме Путина существуют десятки людей, которые легко способны заменить его, как он выражался, на галерах.

Вы не боитесь в связи с этим каких-либо последствий, ведь некоторые источники говорили, что одним из условий вашего освобождения было то, что вы в России политикой никогда заниматься не будете?

Я это слышу десятки или уже даже сотни раз и хочу повторить, наверное, это пожелание стоило бы высказать мне до моего освобождения. Тогда бы я подумал, принимать мне помилование с такими условиями или не принимать. К счастью, Владимир Путин на тот момент никаких условий не выдвигал и никаких обязательств с меня не брал, а я их, соответственно, не давал. С этой точки зрения для меня барьером являлся только мой собственный интерес, мое собственное желание принимать участие в политической жизни России. Честно говорю, я этого не хотел делать, мне это не очень свойственно. Я хотел заниматься только общественной деятельностью. К глубокому сожалению, приблизительно с весны 2014 года ситуация в стране стала резко меняться, и в этой ситуации не участвовать в общественно-политической жизни страны мне показалось проявлением трусости.

Те, кто сейчас номинированы на сайте проекта «Вместо Путина», это кандидатуры, которые, естественно, в первую очередь пришли в голову экспертам. То есть когда первый раз у людей спросили, а кого бы вы могли предложить, они назвали этих всем нам известных людей.

Это не совсем те люди, на которых ориентирован наш проект. Он все-таки ориентирован на новые политические имена, на более молодых политиков. Но, как вы прекрасно понимаете, сказать экспертам, вот этих можно, а вот этих нельзя, наверное, было бы неправильно. Я рад, что эти люди в общем достаточно быстро отреагировали, и этот вопрос снят. Сейчас, думаю, круг будет расширяться именно за счет тех молодых политиков, на которых проект и сориентирован.

Если это будут те молодые политики, которых не поддерживают партии, имеющие право на выдвижение кандидатов, то мы, по крайней мере, поможем этому кандидату или этим людям собрать необходимое количество голосов для самовыдвижения. Мне сложно сейчас сказать, какие ресурсы для этого потребуются, во всяком случае не безумные. У нас уже опыт есть в рамках этой избирательной кампании. Вопросы решаются, и находятся сотни людей, которые заинтересованы в этой работе, буквально только за еду.

Я с самого начала говорил, что мы имеем дело с квази-выборами. То есть это не то, что мы можем называть настоящими выборами. Это было ясно с самого начала. Да, Памфилова сумела в какой-то мере придать вид благопристойности тому, что, во всякой случае, происходит на этапе избирательной кампании. Но это только в той части, в которой это касается собственно избиркома. А как мы убедились в результате даже не одной программы НТВ, спецслужбы полноценно задействованы на то, чтобы бить по независимым кандидатам, альтернативным партии власти.

Мы прекрасно с вами видим, что все центральные и электронные СМИ делают все от них зависящее, чтобы минимизировать возможность для оппозиционных кандидатов донести свою точку зрения до общества. Да, у них есть какие-то обязательства минимальные, они их исполняют, но весь остальной эфир они используют абсолютно, я бы сказал, тоталитарно. Я нисколько не удивлюсь, если вдруг встанет вопрос о возможном проигрыше партии власти, то будут применены и более жесткие меры, и уважаемой госпоже Памфиловой придется подвинуться.

Но думаю, что они справятся в этот раз, потому что общество не готово жестко отстаивать свой выбор. Вот в этом базовая проблема. С тоталитарным или жестко авторитарным режимом, с которым мы сейчас имеем дело, весь вопрос состоит не в том даже, когда люди проголосуют за его смену, это происходит достаточно быстро, весь вопрос заключается в том, что и люди, и режим понимают, что он не уйдет без давления, а общество к давлению и связанным с этим проблемам для себя пока не готово. Поэтому это выборы без выборов и так мы с вами должны к ним относиться.

Ну а к 2018 году, как вы полагаете, может что-то измениться?

Нет, я думаю, что ситуация еще останется прежней. А вот между 2018 и 2024 годами режиму придется тяжко. И я не убежден, что интригу 2024 года будет создавать только Путин или даже и Путин.
Комментировать (63)
Последние новости