28 апреля 2016

«Путинский режим не вечен»

Выступление в дискуссионном клубе «Оксфорд Юнион»


Вечером 27 апреля Михаил Ходорковский выступил в «Оксфорд Юнион» — дискуссионном клубе Оксфорда, основанном в 1823 году. В разные годы «Оксфорд Юнион» приглашал к себе на встречи государственных и общественных деятелей — Уинстона Черчилля, Маргарет Тэтчер, Рональда Рейгана, Мадлен Олбрайт, Мать Терезу, Альберта Эйнштейна и многих других. Встречи в клубе проходят в форме выступления и ответов на вопросы. Ниже полный текст речи Михаила Ходорковского «Россия после Путина».

Уважаемые дамы и господа!

Для меня огромная честь выступать в этом зале, где, правда, как говорят, оратору могут совсем не только аплодировать.

Надеюсь мне не придется узнать, что еще бывает.

Хотя если почитать, что пишут обо мне оппоненты, то аплодисментов я вряд ли заслужил: самый богатый человек России до тюрьмы и опять в списке «Форбс» после, «украл» нефти ЮКОСа больше, чем ЮКОС произвел, а потом «не заплатил» налогов больше, чем ЮКОС получил дохода, «купил» всю Государственную думу до тюрьмы и американский Конгресс во время отсидки… А сейчас, как шутят в России, я продолжаю совершать в прошлом все более страшные преступления.

Я не очень люблю говорить о себе, но вы должны знать и иную точку зрения. Я дважды, в 1991 и 1993 годах, прошел через вооруженное противостояние в борьбе за демократическую Россию. В бизнесе — с 1987 года. Первый миллион сделал на торговле компьютерами; вложил деньги в создание одного из первых в СССР коммерческих банков и возглавил его, через девять лет купил нефтяную компанию на грани банкротства, но добывавшую около 40 млн тонн, и возглавил ее. Еще через семь лет эта компания добывала и перерабатывала в два раза больше нефти, себестоимость снизилась в пять раз, а капитализация увеличилась почти в 10.

Потом сделал доклад президенту о коррупции в высших эшелонах власти. Его можно найти в YouTube. Получил 10 лет тюрьмы. Освободили в рамках предолимпийской коррекции имиджа президента.

На свободе создал общественную организацию Открытая Россия. Наша цель — показать людям внутри страны и за ее пределами, что существует иная модель развития страны — открытой миру, а не изолированной.

Сделать так, чтобы, когда режим рухнет, в России были политические силы, понятные обществу и признанные им, у которых будет четкий план изменений, направленный на построение правового государства с разделением властей и честными выборами.

Я оппонент Путина. Но Путин — это не Россия.

Нужно очень четко делить термины «Кремль» или «путинский режим» и «Россия», «русские». Несмотря на ту 84-процентную поддержку режима, о которой говорят социологи.

Во-первых, это не так. В России многие люди просто боятся говорить правду даже близким, а не только социологам. Кроме того, на ответы очень влияет понимание «социально одобряемого поведения», навязываемое пропагандой.

Во-вторых, даже фактическая 40-50-процентная поддержка является пассивной. Люди не готовы защищать эту власть. Это не выбор, а мимикрия. Мы с этими людьми можем и будем работать.

В-третьих, большинство людей, действием отстаивающих демократический выбор (такие, как я, например), выступают именно против нынешнего режима, но категорически не согласны видеть своими союзниками тех, кто считает себя врагами России и русского народа как таковых.

Фундаментальные интересы граждан России и путинского окружения (вместе с ним самим) расходятся.

Главная цель режима — самосохранение.

Чтобы обеспечить свою несменяемость, власть разрушила почти все демократические институты. И если отсутствие независимых СМИ и выборов печалит лишь 10-15%, то, например, отсутствие независимого суда ощущается как проблема куда большим числом моих сограждан.

Власть последовательно выталкивает политических активистов и просто людей с активной жизненной позицией за границу. Большинство из них молодые, успешные, с хорошим образованием. Интеллектуальный потенциал общества падает, научные школы распадаются, качество медицины, инженерных кадров ухудшается, и общество этому совсем не радо. Но режиму выгодно уменьшать число активно нелояльных, и такая политика будет продолжена.

Власти необходимо оградить людей от понимания преимуществ демократических образцов управления, поэтому взят курс на изоляционизм и вооруженные провокации на фоне антизападной пропаганды. А платит за это народ.

Власти нужна внутренняя легитимация через заграницу, демонстрация, что нынешняя российская власть рассматривается Западом серьезно. А помимо этого нужны возможности для комфортной жизни, для собственных семей, нужны технологии. Поэтому будут операции по «принуждению к любви», как в Сирии, — поэтому так разросся спрут трансграничной коррупции. Нужно ли все это нашему обществу? Конечно нет. Люди просто хотят нормально жить, с каждым годом хоть чуточку лучше, а не платить за всякие авантюры.

Мы понимаем — этот режим не навсегда. Он даже менее устойчив, чем советский, поскольку все замкнуто на одного человека, чья паранойя нарастает, а возраст гарантирует проблемы.

Нам всем понятны возможные механизмы смены режима: добровольная передача власти деятелями режима вовне (по примеру Франко или после дворцового переворота), передача власти в результате ненасильственного протеста («цветные революции») или вооруженное восстание (1917 год). Эволюционная, преемническая трансформация режима вряд ли осуществима по личным причинам (Путин уже никому не верит).

В любом случае смена режима, когда бы и как бы она ни наступила, потребует перехода к честным выборам, предваряемым формированием независимых политических сил, и свободной агитацией, невозможными при нынешних законах и правоприменительной практике.

То есть реформа политической системы должна будет предшествовать честным выборам, а не станет их следствием.

Собственно, то, чем занимаемся я и мои коллеги, — это формирование команды под цели переходного периода.

Наша задача упрощается тем, что не будучи партией, мы имеем возможность снять с повестки дня кучу вопросов, которые должны решаться не в переходный период, а позже, на основании выбора избирателей. Это позволяет объединяться людям с достаточно разными взглядами на будущее страны, но согласных с тем, что будущее должно определяться демократическим путем.

Наша задача осложняется тем, что в стране почти не осталось места для независимой от власти политической и общественной жизни, поэтому будущих политических лидеров приходится выискивать на самых базовых горизонтах и помогать им проявлять себя, где только возможно.

Именно на эти цели направлены наши проекты «Открытые выборы» — поддержка молодых политиков, «Открытый университет», призванный компенсировать лакуны в общественно-политическом образовании, умышленно формируемые властью, «Правозащита», направленный на поддержку политзаключенных.

Помимо этого, мы пытаемся информировать общество о происходящем в стране и за ее пределами с другой точки зрения, чем это делает официальная пропаганда; мы пытаемся предложить иное видение будущего в рамках нашего сайта и работы исследовательских групп.

Нам предстоит серьезно усилить свою работу в направлении расследования фактов трансграничной коррупции и политических убийств. Таких, как убийство Бориса Немцова, расследование которого было остановлено на исполнителях, как я убежден, по прямому указанию президента.

Такие вещи не должны уходить из сферы общественного внимания.

Мое личное видение не слишком далекого будущего моей страны отличается от мной же желаемого, но оно тем не менее более светлое, чем настоящее.

Демократия у нас победит в следующем десятилетии. Власть будет меняться регулярно и перестанет концентрироваться в руках одного человека и его окружения, хотя пост президента сохранится как весьма влиятельный.

Его власть будет больше сбалансирована за счет полномочий парламента и оппозиции, независимых СМИ и судов. Последние вернут себе доверие путем участия присяжных во всех значимых уголовных и гражданских процессах.

Централизация всего и вся в Москве снизится — за счет ускоренного развития десятка новых агломераций на базе Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Казани и других. Через передачу большей части полномочий и бюджетных доходов на уровень местных сообществ.

Будут сформированы персональные пенсионные и страховые счета граждан через передачу туда рентных платежей и акций разгосударствляемых предприятий.

Уменьшенные же государственные расходы будут финансироваться за счет подоходных налогов граждан и налога на прибыль предприятий, возможно, за счет налога с продаж. Важно, чтобы люди были мотивированы смотреть, как расходуются их личные деньги, а не считали государство барином-благодетелем.

На международной арене Россия будет активно конкурировать за привлечение образованных людей, предпринимателей, капитала путем предложения наилучших условий для работы. Хотя кому-то это может и не понравиться.

В то же время страна будет ближе к скорее социал-демократическим образцам Северной Европы, чем к модели США или Великобритании.

Национальные республики получат возможность выхода из России по результатам честного референдума, после разумного переходного периода. Однако проведение референдумов станет возможно только после проведения в республиках демократических преобразований. Голосование под дулами дружин средневековых феодалов неприемлимо.

Шантаж граждан России со стороны бандитов, считающих ту или иную часть территории нашей страны своей вотчиной, а граждан, там проживающих, — своими крепостными, встретит крайне жесткий отпор.

Проблема Крыма будет решаться после выборов, легитимным правительством. Вероятно, через референдум под международным контролем при участии Украины. Возможно, будет использована модель Гонконга.

Это мое личное видение. На этапе же переходного периода будут необходимы компромиссы.

Путинский режим не вечен. Его вертикаль власти похожа на карточный домик, который сложится в следующем десятилетии. Осталось не так много времени.

Бессмысленно и недальновидно выстраивать политику по отношению к России, сообразуясь только с нынешним режимом. Он ничего не может гарантировать даже в среднесрочной перспективе из-за отсутствия институциональной структуры. Нужно уже сегодня вести диалог с гражданским обществом, с молодыми, демократически настроенными россиянами. Они — будущее России.

Я вижу это будущее: демократическую, открытую миру страну. На приближение такого будущего я трачу и хочу тратить свою жизнь.

Спасибо.

Можете посвистеть, можете поаплодировать.
Комментировать (87)
Последние новости