11 октября 2017

«Было бы большой ошибкой отождествлять Кремль и Россию»

Лекция Михаила Ходорковского в Школе перспективных международных исследований Пола Нитце (SAIS), Вашингтон
«Было бы большой ошибкой отождествлять Кремль и Россию»
10 октября Михаил Ходорковский выступил с лекцией о верховенстве права в вашингтонской Школе перспективных международных исследований Пола Нитце (SAIS) университета Джона Хопкинса. Собеседником основателя Открытой России стал профессор SAIS Теренс Хопманн, среди слушателей присутствовали члены конгресса США, местные правозащитники и ученые. Беседу модерировала Катрина Лантос Свитт, президент фонда Лантоса «За права человека и справедливость».

Школа передовых международных исследований Пола Нитце — одна из ведущих в мире школ, специализирующаяся на подготовке дипломированных специалистов в области международных отношений, мировой экономики, дипломатии и политики. Лекции в рамках проекта «Верховенство закона» организованы фондом Тома Лантоса. Каждый год видные общественно-политические деятели приглашаются в Вашингтон, чтобы рассказать о том, как в их стране соблюдается принцип верховенства права, и что можно сделать для того, чтобы добиться положительных изменений в этой сфере.


Уважаемые дамы и господа, приветствую вас.

Я множество раз бывал в Америке, но один приезд мне запомнился особо. В 2003 году, перед самым арестом меня выпустили из страны в надежде, что я не вернусь. Я потратил эту возможность, чтобы попрощаться с друзьями.

Таким другом для меня здесь был Том Лантос. Человек, который любил Россию и ненавидел диктаторов.

Именно благодаря его урокам я понял, как работает демократия и, в частности, американский конгресс. С тех пор я убежденный сторонник парламентской республики для моей страны и противник несбалансированной президентской власти.

Я видел, как хорошие люди под разлагающим влиянием власти начинали верить в свою богоизбранность, а значит, непогрешимость.

Тогда я не мог не вернуться, поскольку, в том числе, я хотел использовать судебную трибуну для объяснения своих взглядов.

Том был на моем суде в Москве и выступал в мою защиту. К сожалению, выйдя из тюрьмы через 10 лет, я не застал его в живых.

Для меня большая честь выступать с первой лекцией о верховенстве права имени Тома Лантоса. Я хочу поблагодарить Аннет Лантос, Катрину Лантос и их большую семью за поддержку в течении 10 долгих лет.

Сегодня Россия за ее пределами все больше воспринимается как агрессивная страна с устаревшей экономикой.

На фоне последних скандалов по поводу вмешательства в выборы, военных авантюр в Сирии и на Донбассе, захвата территорий в Крыму мою страну все чаще ставят в один ряд с Ираном и Северной Кореей.

Я, конечно, с этим не согласен, но не могу не замечать, что мы регулярно выступаем с позиции агрессора. Страны, подрывающей мировой порядок, экспортера напряженности и коррупции. И меня совсем не успокаивает, что мы в этом не одиноки.

Не могу не видеть, что амбиции моей страны быть мировым лидером не подкрепляются привлекательностью модели развития и экономическими результатами.

Они, по мере сваливания страны в застой, становятся все печальнее. Десятилетие от экономического кризиса 1998 года до кризиса 2008 года, когда половину десятилетия страна двигалась в сторону демократии и реформ, а вторую половину — по инерции, радикально отличается своими результатами от последующего десятилетия застоя...

Если объем ВВП по паритету покупательной способности в 2008 году — около 1,7 трлн долларов и 15 тысяч на душу (прирост 1999-2008 годов — 90%), то к 2017 году — около 1,3 трлн и 9 тысяч долларов на душу населения. И падение еще не остановлено.

Объем экспорта в 2008 году — больше 450 млрд, по итогам 2016 года — меньше 300 млрд долларов.

Доходы консолидированного бюджета в 2008 году — больше 500 млрд долларов (по сравнению с 2000 годом выросли в 7,5 раз), в 2016-м, через восемь лет, — меньше 300 млрд долларов.

Если в 2008 году был достигнут рост ВВП на 5,2%, то в 2009 году — он упал сразу на 7,9%. В последующие годы, после некоторого восстановления после кризиса, темпы роста год от года начали снижаться: в 2010 году — рост ВВП 4,5%, 2011-м — 4,3%, 2012-м — 3,5%, 2013-м — 1,3%, 2014-м — 0,6%, в 2015-м — падение 2,8%, в 2016 году опять падение 0,2%.

И только в 2017 году возможен небольшой плюс. Однако это будет (если будет) достигнуто посредством роста цен на нефть и гособоронзаказа, остальная же экономика либо стагнирует, либо снижается.

Согласно данным ВШЭ, доля секторов, связанных с добычей сырья, в российском ВВП выросла с 7,8% в 2013 году до 8,2% в 2016-м. Доля оборонных производств и госуправления поднялась с 5,5% до 5,8%, тем самым общий вес в экономике сырьевых и военных отраслей достиг максимума.

Строительство же, например, за пять месяцев в объемах вводимых площадей упало почти на 13%.

Колоссальный разрыв между сырьевой и производственной экономикой говорит о том, что тренд на восстановление иллюзорен и хрупок, обусловлен экономической конъюнктурой — ценами на энергоносители. Если в прошлом году каждый баррель российской нефти продавался за рубеж по 32 доллара, то в этом уже по 52.

Как показал 2008 год, такое восстановление экономики носит временный характер и ведет к затяжным кризисам с сокращением лагов межкризисного периода.

Это — только один из результатов бессменного пребывания у власти одного человека. Путин сидит в Кремле уже дольше Брежнева! Причем его власть монопольная. Не сбалансированная отсутствующим независимым судом, влиятельным парламентом и местным самоуправлением.

Он хочет ускорить темпы экономического роста, но не хочет отказываться от монополии. Монополия во власти уже породила монополизацию ключевых отраслей экономики от нефтегаза до банковской сферы. Доля независимых от Кремля компаний падает. Монопольная экономика не может быть эффективной.

Именно свои неудачи в экономической сфере власть пытается компенсировать международными авантюрами, желает представить себя влиятельным игроком, которого уважают и боятся.

Но еще более важным для нынешней власти является создать впечатление у общества, что страна находится в кольце врагов, которые и виноваты во всех нынешних проблемах, а следовательно, сплочение вокруг вождя — необходимое условие выживания.

Я готов подробнее поговорить про попытку Кремля оказать влияние на выборы в Америке или про авантюру на Украине и в Сирии. Но я думаю, что вам про это надоело слушать. Предпочту оставить темы для ваших вопросов.

Замечу лишь, что и за эти решения несет ответственность не Россия, не российский народ и даже не российское государство, а лишь небольшая группа преступников, окопавшихся в Кремле и около.

Очень важно понимать это, планируя и реализуя ответные действия.

Было бы большой ошибкой отождествлять Кремль и Россию. В том числе, из прагматических соображений.

В современном мире даже заявление о планах «наказать» огромную страну приводит к результатам, обратным желаемым.

Общество, поддерживающее власть в противостоянии тому, кого оно воспринимает как «агрессора», способно выдержать многое и одобрить действия, ущерб от которых для США будет неприемлем.

К слову, именно за описание такого поведенческого процесса американский ученый Ричард Талер получил на днях Нобелевскую премию.

Гораздо оправданнее, в том числе с моральной точки зрения, разделять общество и преступную группировку, узурпировавшую власть.

Довести до российского общества желание помочь решить стоящие перед ним проблемы. В этом смысле решение американского конгресса про меры по отношению к чиновникам, грабящим российское общество и скрывающим награбленное за границей — шаг в правильном направлении. При его правильном освещении он найдет поддержку в России.

Вы спросите, как можно поменять ситуацию, когда государство противостоит нормальному ходу вещей, когда все общество поддерживает преступную клику?

Большая ошибка полагать все российское общество поддерживающим Кремль, а государство — не выполняющим свои функции, полностью подконтрольным Путину и преступным. Это не так.

Подавляющая часть населения не интересуется политикой федерального уровня. Для них поддержка или неподдержка Путина — символический жест без содержания (как языческая елка на рождество у христиан). Они не только не готовы идти воевать за него, но даже на пропутинский митинг собираются исключительно под давлением начальства. Причем само начальство тоже не является его надежным сторонником

Российское государство «на земле» вообще существует отдельно от Кремля, решая свои, каждодневные задачи.

Давайте для примера разберем самую острую тему для правового государства — тему суда на примере суда уголовного.

Российские суды выносят приговоры в основном ворам, грабителям и наркоторговцам. Политически мотивированные процессы — 2–3% и ими, как правило, занимаются специальные судьи и суды (впрочем это все равно десятки тысяч случаев, если мы говорим не только о политзаключенных, которых чуть больше ста человек).

У нас в стране несколько сот лагерей. В каждом по тысяче и более заключенных и лишь по одному—два политических в некоторых из них.

В тех, что находился я, только 10% заключенных говорили о своей невиновности. Возможно, это было их восприятием действительности, а возможно — судебной ошибкой. Но это 10%. Это плохо, но это не ужасно.

Я видел множество приличных людей, работавших судьями. Да, они не судьи в нормальном восприятии, но они люди, пытающиеся честно служить закону.

Таких большинство.

Школьные учителя учат детей математике, географии и астрономии — «провластно заряженные» уроки на самом деле не такое уж частое явление (хотя, конечно и это неприемлемо), коммунальные службы занимаются коммунальным хозяйством и лишь пару раз в год понуро собирают своих сотрудников на провластные митинги.

Миллионы бюджетников, чиновников, полицейских и военных вообще не являются бенефициарами режима. Они, как и все остальные, живут от зарплаты до зарплаты пытаясь честно выполнять свои обязанности, очень нужные людям.

Реальные бенефициары — окружение Путина. Около ста человек. Так называемый «двор» и их клиентелла, исчисляемая несколькими тысячами суммарно.

Этих людей, как правило, никто не избирал для управления страной и они не отчитываются перед обществом. Они, пользуясь постом президента, прямо нарушая закон, узурпировали власть в стране. Они принуждают фальсифицировать выборы, принимать внеправовые законы и судебные решения.

Это просто алчная преступная группировка, достаточно обычная по своим размерам. Очень похоже на то, что было например в Италии. Единственное отличие — им удалось захватить пост президента, обладающий по российскому закону неограниченной властью.

Стоит устранить эту группировку от власти — и регулярное государство возобновит нормальную работу. Сегодня, если Вы видите какое-то выдающееся нарушение закона, как то громкое политическое дело в суде, фальсификацию выборов, жутко коррупционную сделку, полицейский налет на штабы оппозиции — смело ищите там руку администрации президента, ближайшего президентского окружения или ФСБ — не ошибетесь. Сами по себе чиновники стараются грубо законов не нарушать.

Очень важно, чтобы когда этот режим падет, одну группировку не сменила другая — в условиях, когда монопольная структура власти этому весьма способствует.

Совместная работа по образованию общества, по выявлению и наказанию реальных преступников, демонстрация российскому обществу, что у вас с ним на самом деле общие враги и общие цели — вот путь к решению проблемы.

Я и мои коллеги из Открытой России именно так строим свою работу и считаем необходимым переход в нашей стране к парламентской форме правления.

Мы не согласны с идеей поиска «доброго царя» и вручением ему беспредельной власти в надежде на «дарование свобод». Таких попыток в российской истории было предостаточно, чтобы понять — не работает. Свободу не дают, а берут!

Наш парламент не может быть основан на партийной структуре. Она переживает кризис во всем мире — люди просто не могут понять разницу между ставшими весьма близкими и сложными партийными программами. Тем самым открывается дорога популистам, совмещающим в своих обещаниях несовместимое.

Подходящая для России альтернатива — реальная федерализация, опора на политическое представительство регионов. Федеральная власть — не как центр принятия всех решений, а как, в основном, место межрегиональной координации в общих интересах.

Россия — страна городов с высоким уровнем урбанизации, продолжающим нарастать.

Не все региональные центры способны стать реальными политическими центрами. Их число будет 15–25 как крупных городов с серьезными университетами, а не 83, как формально регионов.

Сегодня мы ставим перед собой задачу помочь региональным центрам обрести своих политических представителей. Этой задаче служат школы муниципальных депутатов, дискуссионные клубы, участие в местных выборах.

Несмотря на репрессии (а на прошлой неделе все наши региональные отделения подверглись налетам властей) их число увеличивается. Сегодня Открытая Россия представлена в 25 регионах. Более 1000 активистов на местах занимаются политическим образованием, правовой поддержкой граждан и общественных организаций, распространяют информацию с помощью сетевых изданий и организуют уличную активность.

Политическая активность людей на местных выборах нарастает. В сентябре в Москве летнюю школу кандидатов Открытой России прошло около 400 человек, а общее число независимых кандидатов превысило 1500. Это на порядок больше, чем в предыдущие годы.

Вероятнее всего, выборы президента 2018 года пройдут по инерционному и безальтернативному сценарию, но легитимности Кремлю они не добавят. Совместными усилиями многих оппозиционных групп, включая Открытую Россию, общество призывается к активному бойкоту этих «выборов без выборов». То есть — к не участию или участию с голосованием против Путина. И такая позиция набирает сторонников.

Нам предстоит еще долгий путь к демократии. Важно, что российское общество к ней способно и ее востребует. Наш главный ориентир на этом пути — верховенство права. Россия имеет регулярное государство, которое решает проблемы общества, но чья эффективность существенно ограничена преступной группировкой, узурпировавшей власть.

Наша задача — отстранив эту группировку, не дать политической системе страны зайти на новый круг, просто поменяв местами тех, кто сажал, на тех, кого сажали, а наоборот, аккуратно, не выходя из правового поля, отделить российское государство и его решения от преступной группы и решений навязанных ей.

Мы с этой задачей справимся.
Комментировать (9)
Последние новости