19 мая 2017

«Нельзя допустить захода авторитаризма на новый круг»

Выступление Михаила Ходорковского на Российском форуме в Вильнюсе
«Нельзя допустить захода авторитаризма на новый круг»
Продолжающаяся уже более двух лет в России экономическая стагнация привела к заметному снижению уровня жизни людей. Это не могло не сказаться на общественных умонастроениях. Популярность власти падает, хотя рейтинг Путина сохраняет высокие показатели.

Тем не менее и этот «тефлоновый рейтинг» потерял свое качество. 43 из 82% поддержки — не есть поддержка курса, а лишь результат представления об безальтернативности.

Люди хотят смены режима, но полагают, что в стране нет сил, способных его заменить. Это представление создано госпропагандой, оно нестабильно, общество ищет альтернативу и найдет ее обязательно.

Путин отступает в Европе. Нидерланды. Теперь Франция. США — непредсказуемый Трамп. Китай — мягкое унижение.

В России встал вопрос: а должен ли он участвовать в выборах? Флешмоб #надоел распространил этот вопрос по России. Навальный кинул вызов премьеру и избирательной машине.

Время пошло быстрее.

При этом ошибкой было бы надеятся, что власть может поменяться на предстоящих выборах вопреки воле Кремля. Общество в России не такое молодое, как в странах, где прошли бархатные революции. Люди не готовы рисковать жизнью, а власть готова стрелять.
В реальности я вижу три сценария:
1) Путин идет на выборы и, победив, уходит в 2024-м или чуть раньше;
2) не идет на выборы, но выставляет преемника;
3) остается пожизненно.

Второй вариант — оптимальный для страны и Путина, третий — ужасный, он закончится переворотом; но оба они маловероятные. Реально оппозиция должна практически работать над первым вариантом.
Здесь ключевой вопрос — не допустить захода на новый круг авторитаризма. Как ни смешно, но в этом прагматические интересы лично Путина и страны совпадают. Любой новый автократ вряд ли потерпит присутствие прежнего.

В такой ситуации переход к парламентской или, по крайней мере, к президентско-парламентской модели, угробленой в 1993 году, становится лучшим выходом и для нынешней элиты, и для страны.

Путин может сохранить серьезное влияние и, соответственно, неприкосновенность, а Россия — получить наконец современное государство.

Удивительно, но серьезным барьером на этом пути становятся не только опасения части нынешних казнокрадов пойти под суд, но и часть демократической общественности, из числа желающих их туда отправить. Это и те, кто видят решение проблемы в замене злого царя на доброго, и те, кто считает, что возможно идти к власти в вождистской структуре, создав систему сдержек и противовесов после прихода к власти, и те, кто не понимает, что система сдержек и противовесов базируется исключительно на независимых источниках легитимности.

Я все это проходил несколько раз.
Добрый царь — чудо.
Вождь, захвативший власть и добровольно ее ограничивший — чудо.
Центр силы, не основанный на силе — чудо.
Чудеса случаются, но ставка на чудо — это слабая ставка.

Именно поэтому я поддерживаю идею создания ряда самостоятельных и сильных политических организаций, с собственным финансированием и собственными силами поддержки в обществе. Организаций, идейно и кадрово самостоятельных, но умеющих действовать в коалиции. Коалиция несомненно потребуется: и для взятия власти, и для проведения политической реформы. Но именно коалиция, а не оппозиционная монополия, противостоящая монополии режима.

Еще раз, про отличие участников коалиции от аффилированных групп: самостоятельная выработка политики, самостоятельная группа поддержки, самостоятельное финансирование, самостоятельная кадровая скамейка.

Только через привычку к каждодневному поиску консенсуса, через постоянную необходимость достижения консенсуса между союзниками для получения их поддержки, можно создать альтернативную политическую модель, которая после победы реплицируется в современную, демократическую форму правления.
Мне не интересно место вождя или влиятельной фигуры при новом вожде. Нет ни одной причины, по которой я бы хотел помогать кому-либо продолжать самодержавную традицию.

Я, в отличии от Путина и его идейных союзников в нашем лагере, верю не в идеального человека, а в государственные и общественные институты, в систему, где в основе лежит независимый суд, влиятельный парламент, сильное местное самоуправление и гражданское общество.
Я верю, что Россия будет частью Европы, но уже сейчас нужно продумать место этой новой России в Европе и предложить его. Европейская мечта — важная часть российской мечты.

Стоило бы провести серьезную деловую конференцию европейских интеллектуалов для выработки концепции переходного периода для России и Европы.

И я знаю, что формировать такую европейскую, плюралистическую модель можно только сейчас, пока власть в будущем. Потом сразу станет поздно.

Мы вместе сможем это сделать.

Комментировать (38)
Читайте также
«Часть России испытывает синдром униженной нации»
Интервью изданию DELFI
Последние новости